Особое мнение: кому и как служат в Горловке те, чья служба опасна и трудна?

Есть в нашей стране люди, служба которых не только опасна и трудна, но и «на первый взгляд как будто не видна». Их рабочие будни напоминают не детективный роман, а скорее театр абсурда. Представьте, некто за сущие копейки рискует жизнью, чтоб защитить тех, кто испытывает к нему стойкую неприязнь. Чувствуя подобную несправедливость, сей некто рано или поздно приходит к мысли, что полезнее использовать данную ему власть на благо себе, нежели другим. Что и порождает враждебность со стороны окружающих. Замкнутый круг, в центре которого находится зажатый между моральным выбором и бытовыми проблемами человек.

Благополучие государства напрямую зависит от добросовестности выполнения своих функций каждой из его составляющих. Иными словами, в основе нормального существования общества лежит множество «если». Если чиновник будет порядочным и бескорыстным, то в бюджете хватит денег на социальные и экономические программы. Если врач станет следовать своей клятве, то больше людей смогут выжить. А если милиционер начнет честно выполнять свой долг, то люди будут жить в правовом государстве. Чем занимается милиция сейчас? Старая шутка отвечает на это так: «Охраняет порядок. - Нет. Нельзя охранять то, чего нет, поэтому она охраняет беспорядок». Увы, но именно моральные качества правоохранителей являются основой законопорядка. И, видимо, у горловских стражей Закона в этом вопросе не все так гладко, раз уж наш населенный пункт оказался среди наиболее криминогенных городов Украины (на 3-м месте согласно рейтингу журнала Forbes за 2011 год).

 

Кстати, для меня появление Горловки в подобном списке стало несколько неожиданным. Ведь ревностное отношение наших блюстителей порядка к независимости города от «криминального авторитаризма» известно далеко за пределами Донецкой области. Пережив в 1990-е эпоху «Четырех группировок», химический центр Донбасса уже лет десять находится под чутким надзором правоохранительных органов. Какие бы не приходили в Горловке к власти политические формирования, с милицией, СБУ и прокуратурой стараются «дружить» все. Напомню, что главный горловский БЮТовец Владимир Рыбак является пенсионером МВД, как и его до недавнего времени близкий соратник Александр Мизерный (по неофициальной информации ныне возглавляющий службу безопасности в структурах нардепа Николая Янковского). Да и остальные депутаты горсовета, представляющие либо промышленность, либо бизнес, стараются с силовыми ведомствами держать добрые отношения. Ведь многие предприниматели еще помнят теневой контроль криминала в 90-е. По моему мнению, своеобразным символом «правоохранительной власти» Горловки является здание ОБОП – настоящий бастион, которому, наверняка, под силу выстоять даже танковую атаку.

 

Так какую же роль в жизни нашего города играют силовые структуры? Предлагаю свой взгляд на их деятельность и влияние на общество. Наиболее открытая, но и нелюбимая массами, организация – милиция. Несмотря на то, что на ее плечи ложится основная работа по поддержанию порядка в городе, именно работники МВД являются самой бедной из правоохранительных каст. Проблем здесь больше, чем у подростка, попавшего в дурную кампанию. Самая серьезная – низкая заработная плата. Средний уровень зарплаты – 2 500 грн. (примерный оклад лейтенанта милиции, у рядового – 1 300 грн.), в то время как в СБУ это около 4 500 грн. С новым витком «милицейской реформы» работникам МВД выплаты обещают поднять, но подобные заявления звучат уже лет восемь. Еще один бич МВД – постоянные реформы, из-за которых сотрудников в органах становится все меньше, а бумажной волокиты все больше. За 20 лет из «внутренних органов» ушло чудовищное число профессионалов. И их утрату МВД не может восполнить до сих пор. Многие «бывшие» сейчас возглавляют СБ крупных бизнес-структур, даже не думая возвращаться обратно. Ведь кроме наград и «пластмассового веника» они, по сути, так ничего и не нажили. Так не лучше ли честно работать на богатых дядь?

 

В отношениях с бизнесом у милиции есть еще одна проблема, которую на днях озвучил вице-премьер-министр Сергей Тигипко: «Наши контролирующие организации сегодня распоясались. Куда не придешь, разговор один: "Сергей Леонидович, одновременно до семи проверяющих, комнат не хватает!". Сказал президент – одна проверка в год, а сегодня наши дорогие коллеги в погонах позволяют себе доить каждый день, поочередно ходят на живое, работающее предприятие». В свое время даже областное управление милиции закрывало глаза на «мелкие дела» бизнесменов, принимая от них помощь по ремонту РОВД, обеспечению техникой и т.д. Тут милицию понять можно – коль государство не заботится, то нужно как-то самим выкручиваться. Ну, с бизнесом все понятно. А вот «благодарности» от населения – это уже вопрос долга и чести. И многие молодые сотрудники патрульной службы, оперативники, следователи или ОБНОНовцы уже не считают чем-то зазорным принимать «спасибо-в-карман-не-положишь» от «клиентов». Скажете, это плохо? Может быть, если бы большинство милиционеров взамен ежедневному общению со «специфическим контингентом» не получало столь мизерного финансового «государственного спасибо».

 

Милиция стала заложником нищеты. Не отрицаю, что для многих офицеров понятия «долг» и «честь мундира» еще находятся в служебных приоритетах. Однако морально-интеллектуальный уровень рядовых сотрудников МВД оставляет желать лучшего. Я предвзят? Мне доводилось общаться с совершенно разными представителями данной силовой структуры, и выводы я сделал самые печальные. Чем выше звание или закрытость структуры, тем больше высокомерия переполняет правоохранителя. Многие просто перестают объективно воспринимать мир, не разграничивая правонарушителей и рядовых граждан. Для такого милиционера каждый человек – это потенциальный преступник. Отсюда и полуматерное общение, и постоянные намеки на «нечистость перед законом», и «игра мускулами». В идеалы современного милиционера возводятся персонажи, подобные подполковнику Карпову из сериала «Глухарь» – жесткий борец с преступностью, готовый переступать через любые законы и порядки, чтобы установить свою «милицейскую истину». Правильно ли это? Сомневаюсь. Кстати, на каждые 100 тысяч жителей в Украине приходится около 640 милиционеров (в Чехии – 410, в Германии – 300, а в США и Канаде – 230 и 190 соответственно).

 

Справедливость – это настолько эфемерная материя, что в жизни она постоянно ускользает, уступая место личным убеждениям. Милиционеры Горловки порой позволяют себе в нетрезвом виде садиться за руль, «продавливать» в госинстанциях личные интересы, либо же попросту нагло (и «понтовито») вести себя с рядовыми гражданами. Это реалии, которые мы опускаем, замалчиваем, закрываем глаза и списываем на «да все нормально». Нет, все далеко не нормально. Когда люди, которые могут что-то изменить в стране, спиваются или кардинально меняют систему ценностей – это неправильно. Тут стоит вспомнить об инциденте с сотрудниками ГАИ, которых заснял «гражданско-сознательный» блоггер. Показательным тут является не сама ситуация, а культура общения и поведения правоохранителей.

 

Еще одна любопытная структура – Служба безопасности Украины. Вот уж где работа «на первый взгляд как будто не видна». Даже фамилия начальника горловского филиала СБУ – большая тайна. Умышленная изолированность в информационном пространстве Горловки играет с ними злую шутку. Горловчане начинают думать, что сотрудники этой спецслужбы вообще не работают. Но это не так. Уж кто-кто, а СБУ скрупулезно изучает инфопространство города, следя за остальными правоохранителями. Причем если кто-то из «безопасников» появляется в муниципальной инстанции – для руководства этой структуры такой визит становится большой неожиданностью. В СБУ даже визитки особые – знак службы, имя, фамилия и телефон. Все. А здание горловского отделения СБУ! После исчезновения имперских звезд на воротах как бы начало растворяться среди зданий по улице Горького. Чудеса!

 

Общаясь с работником СБУ, всегда ощущаешь некую уверенность и стабильность за будущее страны. И вот он растворяется и все – на тебя наплывает нестабильная действительность. Единственный вопрос, который меня всегда интересовал к данной спецслужбе: «Неужели все происходящее в стране не является угрозой безопасности»? Обладая почти безграничными возможностями решения любых проблем, СБУ всегда остается в стороне. Кто же наделен еще столь большой властью, как не преемница КГБ? Единственно возможный ответ на мой вопрос: «Все так и должно быть». Иными словами, бедность 80% населения, капитализация основных видов промышленности, существование копанок, коррупция в образовании, здравоохранении и госуправлении, деятельность «воров в законе», национализм, политические смуты – все вписывается в рамки нормального существования Украины.

 

В отличие от работников МВД, большинство сотрудников СБУ – начитанные, образованные, приятные в общении люди. Правда, машины, костюмы и часы у них будут получше, чем у коллег. Но, может быть, это побочный эффект бремени, которое возложили на себя хранители тайн? Кстати, отношение милиции и СБУ в Горловке довольно дружественное, если подобное бывает между силовыми структурами. А вот у ГАИ и МВД (или МВД и прокуратурой) все далеко непросто. По крайней мере, складывается такое ощущение. Так что СБУ в данной ситуации выступает как некий воин-шаман племени, усмиряющий разгоряченных бойцов. Только жаль, что у шаманов не возникает мысли навести порядок во всем племени. Они довольны почетным местом у костра и сытной едой со стола вождя. Скажете, у них иные задачи? Любую функцию СБУ дублируют коллеги из иных силовых структур. Так что им можно было бы заняться и социальной безопасностью страны. В России-то почти удалось.

 

Наименее агрессивная роль в жизни горловчан досталась «оку государеву» – городской прокуратуре. Кажущаяся неспешность и флегматичность данной структуры – лишь маска, под которой кипят настоящие страсти. Ее три основные функции – надзор, «расследования» и «поддержание гособвинения». Собственно, у данной службы роль скорее чиновничья, нежели силовая. Поэтому и хандрит данная структура все тем же, что и госорганы управления. Прежде всего, это волокита и бумажный хаос. Чтобы добиться от прокуратуры хоть какой-то реакции на заявление можно ждать месяцы. Как правило, если дело не имеет общественного резонанса, то ваша заявка будет лежать на рассмотрении в самом глубоком ящике. Прокуроров мало, дел много, поэтому… выводы делайте сами. Особо поражает отношение к людям молодых работников данного ведомства. Полуулыбки, издевки, наглые замечания и чрезмерный гонор – по сравнению с этим грубоватая прямолинейность милиции кажется высшим проявлением человечности. После двух недель оббивания порогов у прокурорских кабинетов пропадает всяческое желание вообще связываться с этой структурой.

 

Судя по припаркованным возле Центрально-Городской прокуратуры машинам, сюда приходят решать свои проблемы намного более важные люди, чем мы с вами. Поэтому не стоит удивляться неспешности работников ведомства. Еще одна болезнь, охватившая данный вид правоохранительных органов – безразличие к проблемам. Иными словами, пока кто-то не придет и не пожалуется – прокуратура будет спокойно наблюдать за творящимся вокруг беззаконием. Если, конечно, подобная проверка не преследует некие личные цели работников ведомства. Самая популярная прокурорская отговорка по неучастию в решении проблем граждан: «Это не входит в нашу компетенцию», либо же «А почему вы в милицию не обращались?». Почему-то функция надзора за соблюдением законов в данной структуре сводится исключительно к «хирургическому вмешательству».

 

Работа правоохранителей в Горловке (в том числе и тех, которые не были включены в данный материал) по какой-то магической причине выстроена так, чтобы максимально отдалить их от людей. Таинственность СБУ, бюрократия Прокуратуры и агрессивность МВД заставляют скептически относиться всех и каждого к законам в Украине в целом. Петр Кропоткин в своих заметках писал об этом так: «Государство теснит нас; оно налагает на нас налоги, подати, повинности, обязательства и.т.п. и во всем надоедает нам своим бестолковым вмешательством. В школе оно приказывает учить нас тем или другим образом... В юности оно занумеровывает нас, закабаляет в солдатчину… Оно поощряет одни отрасли промышленности и разоряет другие... На все, решительно на все, что бы мы ни делали, у него есть свои законы... Каждый день создаются новые канцелярии, новые учреждения, как-нибудь подложенные к старым, на живую нитку подправленным колесам государственной машины; и из всего этого создается такая неуклюжая, такая сложная, такая зловредная машина, что даже те, на ком лежит обязанность приводить ее в действие, возмущаются ее безобразием».

 

Еще один любопытный аспект деятельности наших силовых структур – зависимость от общества. Ведь существуют они благодаря нам. Благодаря нашим налогам, проблемам и правонарушениям. Но защищают ли они нас? Отнюдь. И изменить сегодня ситуацию представляется довольно сложным процессом, поскольку все силовики уже привыкли работать так, как работают: в тех же условиях, с теми же возможностями и «лазейками». Некоторые даже привыкают к появлению под погонами волчьего меха. Но, знаете, что? Мне бы очень хотелось верить, что я ошибаюсь.

 

(Горловский Медиа Портал)

Оставить комментарий

Комментарии: 0