Блокпосты Горловки: "линия Маннергейма" Донецкой Народной Республики

Донбасс продолжает лихорадить. Не успели украинцы излить свой гнев по поводу штурма пророссийскими митингующими зданий ОГА и областной милиции в Донецке, как уже спустя неделю шахтерский край захлестнула новая волна «эскалад». Сторонники Донецкой Народной Республики один за другим поднимали свои черно-сине-красные стяги над зданиями муниципалитетов и УВД. Славянск, Мариуполь, Макеевка, Красноармейск, Шахтёрск… Горловка. Последняя, как один из крупнейших восточно-украинских транспортных узлов, превратилась в сторожевой бастион донбасских бунтовщиков. Четыре блокпоста, сотни защитников в балаклавах и единая готовность умереть ради своих идей.

Всего одно событие, занявшее несколько часов, заставило приковать миллионы взглядов по всему миру к Горловке. Штурм горуправления милиции. В сводках новостей упоминания о нашем городе потеснили даже многострадальный Славянск. Если кратко, то картина выглядела так. Утром под стены УВД пришло несколько десятков человек, требовавших переговоров с новоназначенным начальником горловской милиции (до апреля нынешнего года он возглавлял УБОП в Кировоградской области). Что требовали? Видимо, отставки. Правоохранитель пошел на принцип и отказался говорить с митингующими. Протестующие стали прибывать и их количество увеличилось до двух-трех сотен. Митингующие блокировали движение транспорта. Собрание горожан переросло в митинг. Потом один из митингующих залез на козырек здания УВД и попытался снять украинский флаг, заменив его на российский триколор. Сюда же вышли начальник Горловского горуправления милиции Андрей Крищенко и его вооруженный заместитель Герман Приступа, остановившие человека из толпы, но…. Дальше произошло событие, которое повлекло штурм УВД. Пророссийский активист упал. Сам или ему «помогли» правоохранители – даже видеозаписи не дают однозначного ответа. Взвинченная толпа восприняла это, как умышленное сбрасывание. В окна УВД полетели камни, комья грязи и даже зажигательные смеси. Люди пошли на штурм. 

 

Крищенко и Приступа были избиты и отправлены в больницу. Руководить городской милицией согласился командир батальона патрульной службы Горловки, подполковник милиции Александр Шульженко, позже давший присягу Донецкой Народной Республике. Ситуация, конечно, сложная, но лично я считаю его поступок, как минимум, мужественным. В какой-то мере были правы и Крищенко с Приступой, которые по совести отстаивали свою «украинскую» позицию. Но… Александр Шульженко прав в том, что правопорядок в городе оказался для него важнее национально-политических убеждений. Быть может, в будущем он будет обвинен украинским МВД в «нарушениях», но перед своей совестью он, думаю, будет чист. В трудный для города момент Шульженко не оставил его, а попытался организовать нормальную работу милиции. 

 

Потом была попытка смены власти в горисполкоме. Отказ чиновников приходить на работу. Задержка с выплатой аванса педагогам. Митинговое «возвращение» городского головы. Но ни одно из этих событий не имело такого общественного резонанса, как штурм здания УВД, которое всего за неделю превратилось в сепаратистскую Брестскую крепость. Колючка, шинно-поддонные баррикады, валы из мешков с песком, караул, пункт приема населения и агитационные доски объявлений. Все это стало чуть ли не местной достопримечательностью. Количество сфотографировавшихся на фоне «сепаратистских» фортификаций за неделю достигло населения поселка городского типа. Утром было довольно любопытно наблюдать за сонными пассажирами автобусов, которые на подъезде к УВД начинали спешно раздвигать шторы и напряженно вглядываться в каучуковые стены милицейского форта. Словно каждому из них должно было открыться нечто тайное. А потом такие же «достопримечательности» в виде блокпостов появились возле поселка Пантелеймоновка и при въезде в город. Также продолжает действовать «застава» в Майорске.

 

Прошло несколько дней и число недовольных баррикадами ДНР в городе начало расти. И это было связано не столько с блокировкой работы исполкома, сколько с начавшими ходить по городу слухами. Рассказывали, что «именем революции» кто-то в балаклаве экспроприировал продукты в супермаркете «Аверс» (хотя заявления об этом руководства магазина так до сих пор и нет). Другие утверждали, что «зеленые человечки» из УВД предлагают предпринимателям за 200 грн. "крышу". Еще одни были уверены, что митингующие под прикрытием ДНР с оружием в руках решают свои личные вопросы. В людях поселился страх. Каковы основания? Ну, посудите сами. Неизвестно кто в балаклаве занимает здание городской милиции, другие – следят за проезжающими машинами. Кто эти люди в масках – непонятно. Чего они хотят, раз «бандеровцы» до сих пор к нам не приехали, не понятно. Страх перед неизвестностью любящего спокойствие горожанина понятен. Ведь, когда баррикады где-то там – это не кажется чем-то необычным. Даже в Донецке. Это все равно где-то далеко. А вот когда люди в балаклавах и с оружием ходят возле тебя, по улицам твоего города, где их всю твою жизнь не было - это непривычно, а потому донельзя пугающе. Власть бездействует, милиция особо не сопротивляется. Возникает чувство бессознательной боязни. К тому же в небе летают военные самолеты, а в каких-то 85 км движутся военные колонны и пытаются ликвидировать блокпосты этих неизвестных тебе «сепаратистов».

 

Подтверждением всему этому стало сообщение от одного из моих товарищей, который в личной переписке высказал свое мнение: «Вот стоит у нас блокпост на въезде в город. Каждый раз, когда еду домой, испытываю огромный дискомфорт от проезда через него. И хотя лично меня они пока еще не останавливали ни разу, это дела не меняет. Вчера передо мной ехала обычная легковая машина, даже с донецкими номерами. Так с блокпоста двое каких-то в масках подлетели к ней, распахнули двери сразу с двух сторон, влезли вовнутрь, все осмотрели, после этого отпустили. Разве это нормальная ситуация? Когда останавливает мент - ты хотя бы знаешь, как с ним общаться по закону. Ты можешь его наказать. Плюс он обязан тебе предъявить ксиву, и ты знаешь, кто перед тобой. А когда тебя кто-то в маске с оружием останавливает, никакие законы тебя не защитят, и ты даже не знаешь, с кем имеешь дело. Они говорят, что защищают нас от правосеков. Но по факту получается, что правосеков у нас пока нет, а геморрой исходит от так называемых "восставших"». Именно этот разговор навел меня на мысль, что стоит лично посетить все горловские блокпосты и попытаться узнать, кто же скрывается под черным забралом балаклав и чего они хотят. 

 

Созвонился со знакомым журналистом, которого знают находящие на блокпостах активисты (согласитесь, с откуда-то вдруг взявшимся блогером они вряд ли бы общались), и поехали к Пантелеймоновке. Обстановка боевая. Полевая кухня, закопченные железные бочки, дрова, десятки пятилитровых пластиковых бутылок с питьевой водой, палатки и разрисованные маркером щиты. Всех едущих в Горловку встречает огромный баннер с флагом Донецкой республики. Сами защитники блокпоста, увидев, как возле них остановилась машина, быстро надевают маски. Объясняем зачем приехали. При виде фотокамеры многие улыбаются и перешучиваются между собой. Возле кухни дежурят несколько женщин. Мужчины, в основном, стоят возле бетонно-шинных заграждений и смотрят на проезжающие автомобили. Главное – номера и лица. Не всем водителям это нравится. По словам активистов, пара-тройка за день даже показывает неприличные жесты. Все находящиеся здесь – пантелеймоновцы. Первые дни, говорят, было тяжело – людей не хватало. Теперь дежурят посменно. Условия, как в армии. Мой собеседник – Владимир. По образованию он – автомеханик, полгода назад пришел из армии. 

 

«Пытался несколько раз устроиться на работу официально – нигде не брали. Только неофициально. Вот так и работал. Потом события в Киеве и я попал к стенам Донецкого облсовета. Позвонили из Самообороны Горловки и сказали, что решили создавать пост в Пантелеймоновке. Многие говорят, что мы тут стоим за деньги. Это неправда. Мы стоим за идею. Люди должны работать легально, получать официальную зарплату, а потом и нормальную пенсию. Все должно быть по справедливости. От олигархов хотелось бы какого-то равноправия, ведь у них сейчас все, а у нас? У нас – ничего. Пусть они будут, но пусть дают нормальную работу. Мы сами будем зарабатывать, мы воровать не хотим. Большинство проезжающих нас поддерживает – сигналят. Кто-то останавливается, оставляет еду, воду, медикаменты и даже сигареты. Мы всегда начеку. Много провокаций и дезинформации. Кто-то звонит и рассказывает, что идут танки. Измучились от таких сообщений», - говорит Владимир.

 

Дальше едем к блокпосту, располагающемуся на въезде в Горловку. Сама «застава» и больше, и лучше укреплена, чем пантелеймоновская. Есть даже самодельные «ежи» - противоавтомобильные шипованные арматуры. Также стоят палатки и закопченные бочки. Рядом ходит человек в форме ВДВ с пневматической винтовкой. На обеденном столике в преддверии Пасхи стоит кулич. Повсюду много защитных милицейских спецсредств - резиновые дубинки, щиты, шлемы. Несколько человек несут «службу» возле шинного ряда, остальные – отдыхают и общаются. Почти все мужчины и только одна женщина. Подхожу к ней и начинаю беседовать. Зовут Марта, по образованию – газовщик.

 

«Я была в декретном отпуске. У меня младшему ребенку через восемь дней будет годик. Как здесь оказалась? Мне стало страшно, когда мой 9-летний сын пришел со школы и сказал: «Мам, а что, правда, будет война?». И этим было все сказано. Я хочу всем своим трем детям хорошего будущего. У меня сейчас старший сидит с младшим, а средняя, дочка, у родителей. А я здесь. И буду стоять до последнего. У меня на предприятии постоянна текучка. Почему? Мизерные и постоянно прыгающие зарплаты – от 1000 до 2000 грн. И сейчас это не меняется. А как обеспечить на такие деньги детей? Придумывают какие-то причины для увольнения людей. Если человек чего-то не понимает, то его учить нужно, а не выгонять. Какое ко мне отношение у ребят? Берегут, как зеницу ока. Но на кухню меня никто не отправит. На кухне я могу посидеть и дома. Я, как и ребята, на равных выполняю все работы по охране блокпоста. У нас при себе паспорта. Все мы – горловчане. Если кто называет нас русскими оккупантами, то мы останавливаем авто и предъявляем свои документы. Я готова нести ответственность за свои действия», - отметила Марта.

 

Следующий наш блокпост – самый «старый» в Горловке. Майорский. Он появился еще 4 марта. Пережил многое: и наплыв любопытствующих, и утреннюю мэрскую «зачистку», и провокации национально сознательных. Состоит из двух линий обороны. Первая – укрепленные мешками с песком и шинами бетонные "ДОТы". Вторая – лагерь для проживания в «панцире» из шин. Если на двух предыдущих блокпостах была видна исключительно символика Донецкой республики, то тут превалирует российская. Есть даже имперский триколор – бело-желто-черный. Люди хорошо вооружены – самодельные деревянные дубинки, щиты, шлемы, бронежилеты. Лица у людей не столь уставшие, как у их товарищей по идеям на предыдущих «заставах». Видимо, привыкли и выработали свой режим. Общаюсь с Александром – бывшим работником ППС, который в феврале был отправлен охранять Администрацию Президента: «Здесь уже четыре дня. По образования – автослесарь, но проработал 6 лет в милиции. Как здесь оказался? В связи со… сменой власти.. у нас прошли сокращения. Я попал в списки. Теперь я здесь, защищаю своих родных и близких. Горловчане всегда были братьями. Здесь это чувствуется, как никогда. Боюсь ли преследований? Я готов ко всему и мне хватило того, что я видел в оцеплении возле АП. Там было не просто страшно, там была война. Люди говорили, что они мирные демонстранты, но на самом деле это были агрессивные экстремисты. У них было оружие, у нас – спецсредства. Да, я давал клятву украинскому народу. Но мирному, а не тем, кто кидает в тебя коктейли Молотова. Как отношусь к Януковичу? Я не считаю, что он кого-то предавал. Он до сих пор Президент и, желательно, чтобы он вернулся на свою работу». 

 

Последним в нашем списке «горловской линии Маннергейма» был блокпост в УВД, который на самом деле правильно называть главной крепостью. Как я уже отмечал выше, укреплен он, действительно, по всем фортификационным правилам. Много «бойцов» - людей, которые по выправке и поведению, скорее всего, бывшие правоохранители, десантники, охранники. Довелось заглянуть и внутрь здания. Зрелище печальное. Народный гнев – штука страшная и восстанавливаться здание будет не один месяц. Многие люди смотрят с подозрением и тенью сомнения. По своему поведению они очень напоминают активистов Донецкой республики из ДоОГА. Как видно вниманием местных жителей они не обделены и любят покрасоваться перед проезжающими машинами в «полной амуниции». Люди совершенно разные. И безработные, и бывшие правоохранители, и шахтеры, и просто волонтеры, которые здесь дежурят по несколько часов. Говорят, что сюда даже бегают дети со Штеровки – посмотреть на "военных" и почувствовать себя партизанами. Такое вот время. Здесь я нашел человека, работающего подземным электрослесарем на одной из шахт ГП «Артемуголь». Зовут его Сергей.

 

«Почему я здесь? Надоела такая жизнь, какая у нас в стране последние годы. Рост цен, мизерные пенсии, своеволие «мажоров». Ведь это все от безнаказанности власти. Любой, какая бы не приходила. Кроме супермаркетов ничего ведь не строится. Химзавод закрыли и еще кучу шахт. То руководство, которое у нас на шахте, меня, в принципе, устраивает, а вот те, кто руководят в Киеве нашей сферой…. Ведь им плевать на шахты. При советской власти было лучше – людей обеспечивали индивидуальными средствами защиты, проводилась дегазация, уголь знали куда продавать. Все, что у нас есть – советское, не украинское. И те, кто пришли к власти тоже не хотят нас слышать. Забойщик получает 5-7 тысяч гривен, но ведь это адский труд! А депутаты? За что они получают свои деньги? Власть нужно не менять на такую же, как это сделал Майдан, а приводить туда совершенно новых людей. Но никто этого, как видно, не хочет. Шахтеры тем, кто в столице не нужны. О нас никто не думает. Здесь мы стоим за одно дело. Нет «твоё» или «моё», есть – наше. Как совмещаю работу и нахождение здесь? Сплю по два-три часа в сутки. Тяжело очень. Выходной один семье посвящаю. Отец переживает за меня, но понимает. Он в Афганистане был, его там ранили, а платят ему пенсию 1000 грн. Это нормально?», - рассказал Сергей.

 

Так кто же эти все люди, стоящие и внимательно следящие за проезжающими машинами на горловских блокпостах? Тунеядцы? Наркоманы? Беспредельщики? Мне задавали вопрос: «Как, с точки зрения права, можно идентифицировать людей, которые берут в руки оружие, захватывают админздания и объявляют в них независимость отдельно взятых регионов страны?». Не знаю. Честно. Знаю только одно. Общаясь с автомехаником, газовщицей, бывшим ППСником и электрослесарем, я точно не могу назвать их бандитами и террористами. Да, человек, который держит в руках заряженный автомат, держит его не просто так, а, понимая, что некоторые из его требований не совсем законны. Но прав ли тот закон, который пренебрегает мнением половины страны, ради себя самого? В светлую пасхальную неделю я очень надеюсь, что все стоящие на блокпостах ребята вернутся домой живыми и здоровыми. Добившимся своей правды? Все зависит от человеческого умения договариваться и ценить чужую жизнь

 

P. S. Ночью 20 апреля в результате нападения неизвестных на блокпост в Славянске погибли пять человек: трое местных жителей и двое нападавших. Не дай Бог подобному повториться в Горловке!

 

(Единый Донбасс)

Оставить комментарий

Комментарии: 7
  • #1

    Алексей (Четверг, 01 Май 2014 10:49)

    ...чёт подумалось - лишь бы не Линия Мажино...
    Дай Бог, чтобы простым людям стало там хоть чуть лучше. Но для этого надо, наверное, избавиться от местных царьков... Эх.

  • #2

    Егор Воронов (Четверг, 01 Май 2014 20:18)

    Алексей, да... в этой ситуации меня больше всего интересуют наши соотечественники. И, не думаю, что в ближайшее время для них мало, что изменится.

  • #3

    Nemo (Вторник, 06 Май 2014 22:12)

    Бедные, облваненные, не привыкшие думать ссвоей головой люди. Ищущие ответов на свои вопросы не у тех, кто их имеет.

  • #4

    Егор Воронов (Среда, 07 Май 2014 08:52)

    Nemo, хороший каммент. Подходит к обоим сторонам. Об этом же я писал в ноябре по поводу Евромайдана. Но никто из оболвания ура-патриотов так выводы и не вынес. Есть только одно "но". Дончанам простить "оболвание", ведь они же "не привыкли думать своей головой", а вот киевлянам и западноукраинцам нет - они же все такие интеллигентные и думающие, а в итоге просрали все, что только можно, втянув в хаос всю страну.

  • #5

    Nemo (Четверг, 08 Май 2014 13:23)

    Расскажу о своих наблюдениях:
    Из тех, кто подерживает сепаратизм среди моих знакомых, нет никого, кто добился бы в жизни чего-то значительного. Будть то пусть и относительная финансовая независимость, решение семейных и квартирных проблем и т.п.
    То есть их жизнь за последние 15-20 лет НИКАК не изменилась! Как едва выживали в конце 90-х, так же едва выживают и сегодня.
    И наоборот- противники сепаратизма люди успешные. Не в одном, так в другом начинании.

  • #6

    Егор Воронов (Четверг, 08 Май 2014 21:31)

    Думаю, что у меня побольше знакомых, поддерживающих сепаратизм.... Есть разные - от бизнесменов до простых рабочих, от чиновников до безработных. Люди разные, но мнение у них одно. Это их мнение. Многие из противников сепаратизма - вообще не имеют политического образования и понимания того, что и как. Это откормленные телевизором обыватели, жаждущие успеха в театре потребления, навязанном западными стандартами жизни. Так что - все люди разные. Но это люди.

  • #7

    Маруня (Четверг, 29 Май 2014 17:42)

    Спасибо Вам, Егор..