Записки донбасского эмигранта. Эй, Ленинград, Петербург, Петроградище!

Мы так и не стали с Санкт-Петербургом приятелями. Это, пожалуй, будет самым честным началом для моего рассказа о северной столице России. Я оказался для нее слишком провинциальным, наглым и верным своему несчастному Донбассу. А Петроград... Он показался мне чересчур зацикленным на своем внешнем виде, эдаким стеклобетонным франтом, все поглядывающим на южную сестрицу в венке из кремлевских башен. Но, знаете, что нам друг в друге понравилась? Неиссякающая грусть, шуршащие по углам сознания тараканы и темные закоулки одиночества. Я видел в этом городе множество людей - питерцев, петербуржцев и ленинградцев. Но город все равно показался мне одиноким среди этой шестимиллионной толпы тех, кто считает его своим городом. Он словно живет с пустотой внутри. Не обижайтесь, жители Города-на-Неве, но мое личное восприятие. Петроград - это огромный исполин с незаживающей старой дырой внутри, которая требует все новых и новый приношений - творческих, моральных, трудовых и духовных. 

Где жил в Петербурге? В молодежном хостеле. Заказал заранее... и не зря. Вначале пытался через интернет, но почти везде для бронирования требовался номер мобильного телефона от российского оператора. А еще предоплата через банковскую карточку. Как понимаете в ДНР, что с российскими операторами, что с банковскими счетами в РФ - туговато. Пришлось заказывать по электронной почте. Попросили сделать предоплату за день и даже выслали квитанцию Ничего не осталось, как звонить и объяснять, что у нас тут как бы с банковскими операциями не все так просто. "А, ну да, - подумав ответила девушка-администратор. - У вас же там война. Ладно, приезжайте. Оставим номер". Честно говоря, всю дорогу переживал - сдержат обещание или нет, поэтому время от времени звонил и говорил, что задерживаюсь - таможня, автобус и "даааалека дороженька". 

 

Цена вопроса? В хостелах можно найти и за 300-500 рублей место в 8- или 10-местном номере. Если двухместный, то день (вернее ночевка) выйдет от 1500 до 2500 тысяч. Ну, это в центре, и в предсезонный майский период, пока не наступили белые ночи. В общем, номер меня дождался. Правда, сверху за регистрацию взяли еще 200 рублей. На ресепшене встретила приветливая и сонная девушка с перевязанными мулине наушниками: "Да, устраивайтесь, а я пока заполню договор. Отдыхайте. Хотите пройтись ночью? Да, мы работаем круглосуточно. Правда, я не сплю уже вторые сутки, но обязательно проснусь и открою. Когда забрать договор? Ну, завтра. Я беспокоить не буду. Будете проходить - возьмете". Номер аккуратный, с выходом во двор-колодец, где по утрам очень громко работали монтажники. Шла реконструкция дома напротив. Санузел и душ отдельно, но они были почти всегда пусты. Где-то к часу ночи уснул, так и не выбравшись в город. Зачем так подробно описываю? Хотел уточнить, что на улице было так же темно, как сейчас в Горловке около 21:00. К Петрограду уже подкрались белые ночи.

 

Где обедал? В принципе, можно было и в хостеле, но я решил в столовых. Их тут... Ну, как осколков на зайцевских улицах после вечерних симфоний артиллеристов. В среднем выходило 200-250 рублей. Рис, пару салатов, котлета, сок и булочка. А вот сигареты здесь дорогие - дешевле 75 рублей за пачку не найти. Поэтому с белорусских перешел на "Lucky Strike". Не хотел быть мажором, но пришлось. На что обратил внимание. Почти везде на низкоквалифицированной работе (официанты, повара, водители автобусов, уборщики и даже ремонтники) трудятся люди среднеазиатской или кавказских национальностей. Петербуржцы или славяне предпочитают более чистую работу. На рынки вообще лучше не заходить - трудно разобрать что от тебя хотят, да и понимают с трудом что хочешь ты. Продукты? Хлеб раза в три-четыре дороже. Вода чуть дешевле, чем у нас, сыры и мясные изделия - примерно в такую же цену.

 

А еще Санкт-Петербург встретил сиренью и тюльпанами. Вот-вот, у нас они уже отошли несколько недель как. А там весь город в сирени. Да и тюльпаны каких-то нестепных размеров, я вам скажу - вышиной чуть ли не с мою ногу. Ну и то, что зацепило внимание - девушки. Не сочтите меня повесой, но в Петрограде я чуть не научился повороту головы на 360 градусов. Я не любителей глянцево-отполированной женской красоты, предпочитая лицезреть природное очарование с некими, скажем так, странностями во внешности. И вот в Петербурге я увидел то, что никогда раньше не видел. От бисерно-веснучатых "дженис" до косушно-синеволосых "лаур". И я даже пару раз видел Беатриче - так знакомых по Горловке девушек со странных стилем, опережающим на пару месяцев-лет молодежную моду. Лица, от которых невозможно оторваться - настолько знакомы их черты, улыбки и жесты.

 

Так, выдохнул. Где был? Конечно, в туристическом центре у Невы, Фонтанки, Мойки. Ну, описывать Зимний дворец, Невский проспект или Казанский собор не буду- на то есть путеводители и туристические сайты. Больше всего разочаровало - малое количество книжных магазинов. Такое чувство, что торговая сеть "Буквоед" съела не только буквы, но и конкурентов. На поездку к книжному рынку Питера уже не оставалось времени, когда я о нем узнал. Попал на местную книжную ярмарку и купил томик Велимира Хлебникова. А еще очень странные чувства произвел Невский проспект. Одновременно печальные, из-за пафоса и рекламного кича с дороговизной, и невообразимое приятные, особенно вечером. Ближе к закрытию метро тут появляются музыканты. Печальный блюзмен в шляпе, играющий на мосту мелодии крепче самого нью-орлеанского пойла. Трио скрипок и виолончели, исполняющие что-то сентябрьское с горечью карельских мхов. Оторванные рок-хулиганы, не брезгующие перепевать на свой манер Цоя и каких-то антивоенных неизвестных музыкантов. 

 

Все это кружило, пьянило и прокрадывалось хитрым городским маркетингом в подкорку бессознательных мыслишек-гренок. И мне от это становилось грустно. Я часто задавал себе вопрос - хотел бы я здесь жить? Среди этого архитектурного великолепия, бурной ночной жизни и дорогих авто, припаркованных в неположенном месте у тротуара? Нет. Слишком большой контраст с экономически обнищавшим и культурно кататоничным Донбассом. Я понимаю, что глупо сравнивать Горловку и Петербург, но я вряд ли покинул бы свой родной город ради всего этого невского фейерверка жизни. 

 

И думал я так, думал, пока не дошел до Аничкового моста. Всадники, кони, катера, голосящие экскурсоводы-зазывалы и никем незамеченная надпись возле выбоины в гранитном блоке моста "Это следы одного из 148478 снарядов, выпущенных фашистами по Ленинграду в 1941-1944 гг.". И все. Современная шумиха застыла. Город посерел, опустел и стал до боли знакомым и родным. Я услышал залпы ствольной артиллерии, свист летящих снарядов и грохот рушащихся стен. И в горле стал ком. Легкие сдавило. Я увидел, как рушился этот город, как вдоль улиц прятались люди и отвечала советская артиллерия. Это просто не укладывалось в голове, что такую красоту можно уничтожить. И большинство петербуржцев просто не понимают, что их город пережил тоже, что мы какой-то год-полтора назад. И вся эта их суета - лишь заново нарисованный очаг. 

 

А потом у Фонтанки я увидел памятник: "Здесь из ледяной проруби брали воду жители блокадного Ленинграда". Я просто стоял и смотрел на реку, на ее черное нутро, хорошо представляя происходившее более 70 лет назад. "Слушай, да это для понтов поставили тут. Точно тебе говорю, что тут не могло такого быть", - сзади меня прошли какие-то туристы, радостно смеясь после речной прогулки. Мне просто стало их жалко.

 

Метро. Здесь я провел часов шесть, а то и больше. Почему? Об этом в заключительной части. Проезд здесь стоит 35 рублей. И некоторые станции заслуживают отдельной экскурсии. Например, "Маяковского" - выложенная красной мозаикой, или "Автово" с медно-стеклянными колонами. Современные станции существенно уступают центральным, но тоже пытаются поддерживать марку. Конечно, в метро я не первый раз и, скажем, в Киеве мне некоторые станции нравятся даже больше, но тут... Тут ты попадаешь в какой-то "театр-иллюзион". Пока едешь по эскалатору - чего только не увидишь. От целующихся девушек до репетирующих пантомимы клоунов. Красные прически, ситцевые платья, берцы, томики Берроуза в руках и растаманские воздушные поцелуи. 

 

Нева. Холодная и непокорная. Хлещет по берегам и карабкается каплями песнями "Пилота" и "Сплина". Я не понимал, почему это "черная река". Побывав тут перед разведением мостов, понял. Спасибо. Никогда не испытывал желания утопиться, но эта вода обладает каким-то сверхъестественным магнитизмом для тех у кого что-то не в порядке с душой и сердцем. А еще... Медный всадник. Скажу, что представлял этот памятник более величественным и грозным. Но он оказался каким-то уютным и даже немного неправильным. Что-то в выражении лица Петра есть такое, словно он осуждает происходящее нынче у него под боком. Кажется такое было у Ахматовой: "...". А вот Аврору так и не увидел. Пока я прибыл в Петербург, ее отправили на починку.

 

А еще был Петергоф. Вот после чего я понял откуда в пролетарских низах родилась революционная красная пассионарность. Сидишь, значит, себе в рабочей халупе где-то на промозглой окраине Петрограда, а тут недалеко такое... В общем, по сравнению с резиденцией императоров Российской империи любой золотой унитаз Януковича выглядит детской песочной лопаткой.

 

Цены в Петергофе, скажу я вам... царские. Нет, императорские. Для граждан РФ и Республики Беларусь - 450, а для всех остальных туристов - 700 рублей. "Вы откуда?" - спрашивает меня кассирша. Я честно отвечаю: "Донецкая Народная Республика". Женщина несколько смущается и начинает говорить: "Ой, а я не знаю какой вам билет. Ну у нас по 450 только для россиян и белорусов. Чем же вам помочь?". Я отвечаю с улыбкой: "Да давайте обычный". Минутная пауза, беру билет. Пересчитываю сдачу. С тысячи - 550. Я даже немного растерялся и онемел. А потом, пройдясь по Нижнему парку понял. Там везде стоят стенды "Петергоф, возрожденный из пепла...", где показано восстановление парка после войны. Что ж, бывает и так, что люди понимают войну.

 

Ночной Петербург - это отдельная тема для разговора. Особенно когда идешь по узкому тротуару, а сзади в тишине слышен стук копыт по брусчатке. Карета! Да-да, самая настоящая. А еще может проехать моющий проезжую часть грузовичок. В итоге твои кеды и джинсы также не требуют чистки.

 

Если честно, то с Петроградом не хотелось расставаться. Было еще много мест, которые можно было бы посетить, и людей, с которыми поговорить, но... дорожный регламент. Всего сутки не дотянул до Дня города. Но возвратиться сюда хочется, пусть и не как к приятелю, но человеку, к которому испытываешь доверие. И если бы я мог, то оставил бы Питеру всю свою грусть до капли, но... Пришлось взять частичку его грусти с собой - петропавловским шпилем под сердцем.

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Alyk (Воскресенье, 24 Июль 2016 16:06)

    Я в Питере ногами никогда не был. Спасибо - с тобой прогулялся.
    Так последний раз давным-давно прогуливался с Неточкой Незвановой))