Город, рожденный жить

Однажды, в какой-то военный зимний день, мне приснился сон. Очень странный сон, должен вам признаться. Словно иду я через степь и разговариваю с железными травами, некогда бывшими фугасами, танковой броней, минометами и пулями. И каждая "травинка" говорит мне примерно одно и тоже - что прожила немалую жизнь в сырости складов, мечтая о войне. Не то, чтобы мечтала, скорее четко понимала смысл своей "жизни". А после того, как отслужила свое, превратилась в степную траву. И так ей жить нравится больше, чем существовать орудием для убийств. Просто жить. В степи, без границ, национальных интересов и реющих флагов.

Тут можно долго беседовать со своим бессознательным, выясняя причины подобного сюрреализма. Но даже не будучи фугасом, превратившимся в траву, за эти два года я тоже пришел к простому выводу: Я - Человек, рожденный жить. И город, в котором я живу, не создан для войны. Не создан подсчитывать "полученные повреждения в ходе артобстрела". Не создан считать "200", "300" и "без вести пропавших". Не создан быть полигоном для утилизации боеприпасов и тестостероновых "меряний" мужчинами, кто из них лучше умеет убивать. Этот город рожден жить, любить, вдохновлять, производить и желать доброй ночи. 

 

Вы, те, кто сейчас ищет спрятанных в парках, музеях и стрип-клубах покемонов, не можете в это поверить? И вы, сидящие с планшетами в метро над 10 серией 7 сезона "Игр престолов", тоже? Что и вы, вышедшие в город без комендантского часа с пивком в рюкзаке посидеть на скамейке? Для вас название "Горловка" - это оккупированная территория, многострадальная земля геноцида русского народа, серая зона конфликта на Донбассе? А это просто город, один из тысяч советских постиндустриальных городов, где живут любящие его люди. Со своими недостатками, трагедиями, радостями и достоинствами. Также как и вы, видящие покемонов на экранах своих смартфонов, горячо спорящие на лавочке о судьбе Джона Сноу и обсуждающие западноевропейскую поэзию под пластиковый шелест пивных бокалов. Просто два года назад здесь под минометным огнем и снарядами РЗСО "Град" в воскресный день погибли люди и с тех пор продолжают гибнуть от осколков снарядов. Мечтая, как и вы, свозить детей на море, купить кроссовер и сварить к обеду суп.

 

Помню ли я, простой горловчанин, 27 июля 2014 года? А помните ли вы, как впервые поцеловались? Так вот, свой "поцелуй войны" я вряд ли когда-то забуду. Кровавые коридоры городской хирургии, горящее админздание крупнейшей энергетической компании Донбасса, несущие на руках окровавленных детей люди в камуфляже, истошные крики женщин над телами погибших и ушедший за полчаса в подвалы город. Достойное свидание со Смертью? Была ли ненависть? Была. Это со временем она растворилась в анестезии рассуждений, осознании войны и привыканиии к "труду" артиллеристов. Город, рожденный жить (как и тысячи других мирных городов на планете), впервые ощутил то, как иногда государство может страстно "любить".

 

Что тогда я думал о происходящем в Донбассе? И почему так противился государству (не стране, а новому общественно-политическому мировоззрению) Украина. Где-то в сентябре, возвратившись из "путешествия" по Харькову, Одессе и Днепропетровску я это понял. Сейчас объясню. Допустим, живете вы с женой лет 25. Прижились. Зарабатывает она немного, 30% от семейного бюджета. Иногда бывают скандалы. И вот тут выясняется, что ей нравится сосед. Она хочет к нему уйти и даже... беременна. Ну, не просто так, а потому, что вы запили, либо чуток умом тронулись. Что будете делать? Лично я - отпущу. Какая бы не была - гулящая, пьющая, со своими "совковыми" тараканами в голове. Но никогда не буду бить. Потому что есть уважение к мнению другого человека, с которым прожил 25 лет. Да и потому что еще есть остатки разума. Да, привык. Да, единая семья. Да, единое имущество. Ну, раз нелюбим - катись на все четыре стороны. Но не ударю, не запру в комнате, не буду кидать в нее молотком, тем более просить родню помочь его купить.

 

Именно поэтому сейчас мне неинтересно, что происходит в Украине. Мне важно только то, что происходит здесь и сейчас в городе, второй год находящемся на линии фронта и смеющем жить. Не за что-то (и уж тем более флаги, идеологии и политические системы), а вопреки. Вопреки ужасу, пережитому два-полтора года назад. Вопреки страху, что это повторится снова. Вопреки тем, кто хочет видить его "лакомым стратегическим куском". Вопреки тем, кто под шумок распиливает металлоконструкции. Вопреки свиданиям со Смертью и ее "засосам" на окраинах. Вопреки чьей-то жалости, ненависти, разочарованию и пафосу. Что для меня этот город? Я не понимаю, когда мне говорят - Горловка ДНР и Горловка Украины. Я знаю только свой город. Просто Горловку. И ее военной судьбы я не желаю ни одну населенному пункту в мире. Но как писал прекрасный итальянский нобелевский лауреат Сальваторе Квазимодо:

 

И креста, и молотка с Голгофы,

и святых воспоминаний детства

мало, чтобы раздавить войну.

Ночью, перед самой смертью,

сильные солдаты плачут

у подножья слов, давно известных,

выученных в годы мира.

Многими любимые солдаты,

слез безымянные потоки.

 

(фотографии 27 июля 2014. Горловка. Последствия обстрела)

Оставить комментарий

Комментарии: 0